<< Главная страница

Джон Донн. Обращения к господу



Обращения к господу
в час нужды и бедствий, подразделенные на:

I. МЕДИТАЦИИ
о жребии человеческом,
II. УВЕЩЕВАНИЯ и тяжбы с Богом
и III. МОЛИТВЫ, взывающие
к Нему из пучины
бедствий
моих



Heinrich Khunrath, Amphitheatrum sapientiae aeternae, 1602.
Генрих Кунрат, Театр вечной мудрости, 1602 г.

СВЕТЛЕЙШЕМУ ИЗ ПРИНЦЕВ,
Принцу КАРЛУ

_Светлейший Принц_,

_Мне выпало родиться трижды_ {a}: первое рождение - рождение естественное, _когда явился я в этот мир_, рождение второе - сверхъестественное, _когда принял я рукоположение_ {b}, _и ныне я_ родился в третий раз - и сие рождение лежит вне естественного порядка вещей, ибо я _вернулся к жизни_, будучи тяжко болен, но _восстав от недуга_. Когда рождался я второй раз, _Ваш_ Высокородный царственный _отец снизошел до меня и протянул мне руку помощи - не только поддержав меня_, но - будучи _мне на этом пути вожатым. Сей же раз_ я не только родился сам, но явился в мир отцом, мой отпрыск - эта книга, она _родилась от меня_ - одновременно _со мною. И я осмелюсь (как являл_ я Отца - Отцу {c}), _явить_ сына - Сыну: явить _Вашей_ Светлости _этот образ моего_ смирения _пред живым образом Его_ Величества Государя. Мне _достало бы и того, чтобы_ Господь _милостиво призрел мои_ к Нему _Обращения: однако_ пример праведных владык - заповедь и образец, чтобы уподобить ему жизнь нашу; а ведь Иезекия, будучи царем, _когда восстал_ с одра болезни, _написал_ о недуге _своем_ и о мыслях, на кои тот подвиг его. И _подобно тому, как я жил_ во _времена благоденствия_, выпавшие на царствование Вашего Высокородного Родителя, - жил _не только_ как _свидетель, но и_ как _участник_ многих событий, я питаю надежду, что, пусть иначе, но _продлю жизнь мою во времена_, отмеченные благоденствием _под скипетром Вашей_ Светлости, - _если сие_ чадо мое, _пробужденное к жизни Вашим милостивым приятием, сможет продлить_ память о

Вашего Высочества
смиреннейшем и
преданнейшем

ДЖОНЕ ДОННЕ

a Выделения курсивом, заданные самим Донном, везде образуют своеобразный "текст в тексте", который может читаться самостоятельно.
b Джон Донн принял сан священника в 1б15 г в возрасте 43 лет, причем во многом его решение было предопределено волей короля Иакова I.
c Аллюзия на роль проповедника при дворе Иакова I, отца принца Карла, которую исполнял Донн после принятия сана. Возможно также. Донн имеет в виду, что Иакову I было посвящено другое его сочинение - трактат "Псевдомученик" (1610).


Stationes, _sive_ Periodi
in Morbo, _ad
quas referentur_ Meditationes
sequences {a}

1 Insultus Morbi _primus_;
2 _Post_, Actio laesa
3 Decubitus _sequitur tandem_;
4 Medicusque _vocatur_;
5 Solus _adest_; 6 Metuit;
7 Socios _sibi iungier instat_;
8 _Et_ Rex _ispe suum mittit_;
9 Medicamina scribunt;
10 Lente et _Serpenti satagunt occurrere Morbo_.
11 _Nobilibusque trahunt, a cincto corde, venenum_,
Succis, et Gemmis; et _quae Generosa, ministrant_,
Ars, et Natura, _instillant_;
12 _Spirante_ Columba,
_Supposita pedibus, revocantur ad ima_ vapores;
13 _Atque_ Malum Genium, _numeroso_ stigmate, _fassus_,
_Pellitur ad pectus, Morbique Suburbia_, Morbus:
14 _Idque notant_ Criticis, _Medici, evenisse_ diebus.
15 _Interea_ insomnes _Noctes ego duco, Diesque_;
16 _Et properare_ meum, _clamant, e turre propinqua_
_Obstreperae_ Campanae, aliorum _in funere, funus_.
17 _Nunc_ lento sonitu _dicunt_, Morieris;
18 _At inde_, Mortuus _es, sonitu_ celeri, pulsuque agitato
19 Oceano _tandem emenso, aspicienda resurgit_
Terra; _vident, iustis_, Medici, _iam_ cocta _mederi_
_Se_ posse, indiciis 20 Id agunt;
21 _Atque annuit_ Ille,
_Qui per_ eos _clamat, linquas iam_ Lazare _lectum_;
22 _Sit_ Morbi Fomes _tibi_ Cura; 23 Metusque Relabi {b}.

a "Состояния, или Периоды Болезни, к каковым относятся нижеследующие медитации" (лат.).
b Номера триад внесены в текст стихотворения, как и в английском оригинале. Мы не даем стихотворного перевода, прозаический перевод каждого эпиграфа приводится в начале соответствующей триады.



Robert Fludd, Integrum morborum Mysterium, 1631.
Роберт Фладд, Целокупное таинство болезней, 1631 г.

I. Insultus morbi primus
Первый натиск болезни

МЕДИТАЦИЯ I

Переменчива и жалка участь человека; мгновение назад был я здоров - но вот я болен. Я дивлюсь внезапности перемены, что обратила все к худшему, не ведаю, чему ее приписать, как не ведаю имени для нее. Мы ревностно заботимся о нашем _здоровье_, тщательно обдумываем _питание_ и _питье_, принимаем во внимание, каков тот _воздух_, которым дышим, совершаем _упражнения_, что пойдут нам во благо: мы тщательно вытесываем и полируем каждый камень, который ляжет в стену этого здания; наше _здоровье_ - плод долгих и регулярных усилий; но - мгновение ока - и пушечный залп все обращает в руины, разрушает и сравнивает с землей {a}; _болезнь_ неизбежна, несмотря на все наше тщание, нашу подозрительность и пытливость; более того, она незаслуженна, и если мы помыслим ее как приход врага, то она разом шлет нам ультиматум, покоряет нас, берет в полон и разрушает до основания. О, жалкая участь человека: не отмеченный печатью _Господа_ нашего, который, будучи Сам _бессмертен_, вложил в нас _искру, отсвет_ этого _бессмертия_, дабы могли мы раздуть его в яркое _пламя_, - а вместо того - погасили, дохнув на него первородным грехом; мы сами обрекли себя нищете, поддавшись обольщениям ложного богатства, обрекли себя безумию, прельстившись обольщениями ложного знания {b}. И вот - мы не просто умираем, мы умираем на дыбе, умираем, мучимые болезнью; мало того, мы страдаем заранее, страдаем чрезмерно, изводя себя подозрениями, опасениями и всяческими мнительными измышлениями, связанными с недугом, - еще до того, как мы найдем ему имя; мы не уверены, что больны; вот рука тянется, чтобы замерить пульс, вот наш взор вопрошает нашу урину - здоровы ли мы? О, нищета многократно умноженная! Мы умираем и не можем возрадоваться смерти, ибо умираем в мучениях, причина которых - наш _недуг_; нас изводит болезнь, но разве можем мы спокойно ждать, покуда подступят муки: нас снедают предчувствия и подозрения, нас гнетут мрачные пророчества, предвещающие страдания, влекущие за собой _смерть_, - они мучат нас прежде, чем придут сами эти страдания; наш _распад_ предопределен, едва явлены нам _первые_ его _симптомы_, так женщина ощущает во чреве движение плода, так, вынашивая болезнь, мы _рождаемся в смерть_, и смерть эта возвещает о сроках своих самыми первыми переменами в нашем состоянии. Тем ли возвеличен Человек как _Микрокосм_ {c}, что в нем самом явлены и _землетрясения_ - судороги и конвульсии; и _зарницы_ - внезапные вспышки, что застят взор, и _громы_ - приступы внезапного кашля; и _затмения_ - внезапные помрачнения чувств; и _огненные кометы_ - его палящее горячечное дыхание; и _реки крови_ - проступающий кровавый пот {d}? Потому ли только он - _целый мир_, что вместил многое, способное не только разрушить его и казнить, но также и провидеть саму эту казнь; многое, помогающее недугу, ускоряющее его течение и делающее болезнь неисцелимой, - а разве не такова роль мрачных предчувствий? - Ибо как заставляют пламя взметнуться в неистовстве, плеснув на угли водой, так облачают жгучую лихорадку холодной меланхолией, ибо одна лишь лихорадка, не будь этого вклада, не разрушила бы нас достаточно быстро, не справилась бы со своей работой (которая есть _разрушение_), не присовокупи мы искусственную болезнь - нашу _меланхолию_ - к нашей естественной - о нет, - неестественной - лихорадке {e}. О, ставящий в тупик разлад, о загадочная смута, о жалкая участь человека!

УВЕЩЕВАНИЕ I

Будь я лишь _прахом и пеплом_ {1}, и тогда мог бы я говорить перед _Господом_ {2}, ибо рука _Господня_ вылепила меня из этого _праха_, и _ладони Господни_ соберут этот _пепел; Господня рука_ была гончарным кругом, на котором этот сосуд глины обрел форму свою, и Господня ладонь - та _урна_, в которой сохранен будет мой прах. Я - _прах_ и _пепел Храма Духа Святого_; найдется ли мрамор, удостоившийся подобной чести? Но я - больше, чем _прах_ и _пепел_; я - лучшая моя часть, я - _душа_ моя. И коль так, коли я - от _дыханья Господня_, то, покуда во мне есть _дыханье_, я могу возносить _жалобы_ Господу _Богу_ моему. _Боже мой, Боже мой_, почему моя _душа_ не столь чувствительна, как _тело_ мое? Почему _душа_ не способна предчувствовать _грех_, провидеть его, изменяться перед лицом греха и вырабатывать противоядия, ревновать о здоровье своем и подозревать недоброе так, как тело мое противостоит _болезни_? Почему в _душе_ моей нет _пульса_, который ускорял бы биение свое каждый раз, лишь только приближается искушение согрешить? Почему в глазах моих нет слез, чтобы каждый раз свидетельствовать о моем духовном недуге? Я стою на путях искушения (такова природа вещей, такова неизбежность, ибо это - участь всех живущих: _Змей_ поджидает нас _на всяком пути_, во всякой склонности таится грех), - но я бреду, я бегу, я несусь, как на крыльях, путями соблазна, которых мог бы остерегаться; нет же, я врываюсь в дома, что отравлены заразой; я проталкиваюсь в места, где царит искушение, я искушаю самого _дьявола_, я домогаюсь и соблазняю тех, кто, не будь меня, остался бы несоблазненным. Я недужен - и виной тому _грех_, я схожу на одр болезни, я прикован к постели, я уже не могу встать, - и вот я погребен во грехе, разъедаемый им, я гнию в могиле, - но сколько бы ни длилось то, нет у меня ни пров_и_дения моей _болезни_, ни биения пульса, что сопутствует лихорадке, ни чувства, что я болен; о, степень, о, глубина отчаянья, когда первый _симптом_, что говорит мне о моей болезни, - Ад, если я никогда не осознаю, что одержим лихорадкой похоти, лихорадкой зависти или честолюбия, доколе не озарит их свет, который есть тьма кромешная и ужас самого Ада; когда первый вестник, обращающийся ко мне, не говорит мне: "_Ты можешь умереть_", или же: "_Ты должен умереть_", но: "_Ты умер_"; и где первое известие, что _душа_ моя имеет о недуге, ее разъедающем, - _непоправимость, неисцелимость_ свершившегося; но, Господь мой, _Иов не произнес ничего неразумного о Боге_ {3} в своих временных бедствиях, не подобает и мне в моих духовных невзгодах пенять Тебе. Ты запечатлел в _душе_ нашей _пульс_, это мы не следим его; вот в сознании нашем голос - это мы не прислушиваемся к нему. Мы болтаем, лицемерим, опиваемся вином, забываемся сном - лишь бы не слышать его; и пробудившись, не говорим, как _Иаков: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал_ {4}: и хотя мы могли бы знать этот пульс, этот голос, мы не знаем и не желаем того. Но - Господь, создавая _часы_, отбросит ли в сторону _пружину_? И создав столь тонкий механизм нашей души и нашего тела, разве упустит Он из вида _милосердие_, что должно приводить их в движение? Или же Бог создал _пружину_ и не позаботился о _заводе_ ее? Мог ли Господь наделить нас первой из _милостей_ Своих, но не подкрепить ее _милостию_ большей, без которой первая, даже когда снисходит к нам она, столь же для нас бесполезна, как если бы могли мы волением нашим обрести ее в своей _природе_. Но, увы, не о нас это; мы - _расточительные сыновья_ {5}, а не сыновья, _лишенные наследства_; мы получили свою долю и растратили ее - в ней нам не было отказано. Мы - _арендаторы Господни_ здесь, и все же здесь, на земле, Он, наш _Господин_, платит нам _ренту_; платит не ежегодно и не помесячно, но ежечасно и ежеминутно; _каждое мгновение вновь и вновь Он являет милосердие Свое, но не разумеем мы того - покуда не обратимся и Он не исцелит нас_ {6}.

МОЛИТВА I

О, предвечный всеблагий _Боже_, Кто в Себе Самом есть _круг_ замкнутый, Альфа и Омега {7}, и все сущее; и Кто в проявлениях Своих есть для нас _прямая линия_ {f}, Тот, Кто ведет нас путями нашими _от начала_ и _до конца_, - яви мне милость Твою, дабы, ожидая конца и озирая жизнь мою, помышлял я о милостях Божиих, коих сподобился от начала моих дней; дабы, помышляя о милостях Твоих от начала моего бытия в мире сем, когда Ты привил меня стволу _Церкви Христовой_, и о милости в мире ином, когда впишешь меня в _Книгу Жизни_, удостоив избрания, мог бы я различать _милость_ Твою, что стоит у истока всякого моего начинания: ибо при всех начинаниях, как и при всяком приближении духовного недуга, коий зовется _грехом_, могу я слышать голос "_Смерть в котле, человек Божий_!" {8}, и внимать ему, и тем воздержаться от падения, к коему я столь жадно, столь вожделенно стремлюсь. "_Верный посланник - во исцеление_" {9}, говорит мудрый служитель Твой, Соломон. Голос этот, услышанный на краю недуга, услышанный на краю греха - он есть истинное здоровье. Если б видел я этот свет во время надлежащее, если б слышал голос этот заранее, то "_открылся бы, как заря, свет мой, и исцеление мое скоро возросло_" {10}. Избавь же меня, Боже, от этих заблуждений; неразумно и опасно дойти до такой слабости, такой неопытности, такой щепетильности, чтобы бояться всякого _страстного желания_, всякого соблазна _Греха_, ибо такая подозрительность и ревность обернется лишь беспредельным унынием духовным и неуверенностью в заботе Твоей и попечении Твоем о нас; но дай мне пребывать в уверенности твердой, что Ты взываешь ко мне в начале всякой немощи, при приближении всякого _греха_ и что если ведаю я голос сей и стремлюсь к Тебе, Ты сохранишь меня от падения или вновь восставишь меня, коли по природной слабости я паду; сотвори сие, _Боже_, ради Того, Кто ведает наши немощи, ибо причастен был им и знает тяжесть нашего греха, ибо выплатил за него величайшую цену, ради _Сына, Спасителя нашего, Иисуса Христа, Аминь_.


1 Ср.: "Авраам сказал в ответ вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел" (Быт 18, 27); "Он бросил меня в грязь, и я стал, как прах и пепел" (Иов 30, 19).
2 Ср.: (Августин. Исповедь. I. 6). "И все-таки позволь мне говорить перед Тобой, Милосердный, мне, "праху и пеплу".
3 Ср. "Во всем этом не согрешил Иов и не произнес ничего неразумного о Боге" (Иов 1, 22).
4 "Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!" (Быт 28, 16).
5 Ср.: "И сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно" (Лк 15, 12-13).
6 "Ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их" (Мф 13, 15).
7 Ср. "Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель... Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний" (Откр 1, 8-10).
8 "И налили им есть. Но как скоро они стали есть похлебку, то подняли крик и говорили: смерть в котле, человек Божий! И не могли есть" (4 Цар 4, 20).
9 "Худой посол попадает в беду, а верный посланник - спасение" (Притч 13, 18).
10 "Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя" (Ис 58, 8).

a Сквозная метафора донновского текста, когда больной и лечащий врач уподобляются гарнизону осажденной крепости, а болезни - нападающим, была своего рода "бродячим образом" столетия, сродни "кораблю дураков". Смерть часто изображалась как черный рыцарь с косой, скачущий на коне - что само по себе поддерживало метафору "борения со смертью" как "боя или поединка" (см.: Нестеров А.В. Теология сквозной метафоры. К вопросу о целостной интерпретации "Сонета XIV" из цикла "Благочестивые сонеты" / Anglistica. Сборник статей по литературе и культуре Великобритании. Вып. 8. М. - Тамбов, 2000. С. 50-61.) С другой стороны, слово "Stationes" в заглавии латинского стихотворения, предваряющего "Обращения к Господу...", имеет несколько значений, в том числе - "караул, стража, отряд в карауле, расположение войска". Последним наблюдением мы обязаны И. Ковалевой.
b Ср. у Р. Бертона в "Анатомии меланхолии": "Побудительные причины наших недугов столь же многообразны, как и сами недуги; звезды, небеса, стихии и все сотворенные Господом существа вооружились против грешников. Некогда они были, конечно, благими по своей сути, и то, что теперь многие из них губительны для нас, произошло не в силу их природы, но в силу нашей развращенности. Ибо вследствие падения нашего прародителя Адама они изменились, земля проклята, влияние звезд изменилось, четыре стихии, животные, птицы, растения готовы теперь вредить нам...." Цит. по: Ингер А.Г. Из истории английской литературы XVII-XVIII вв. Роберт Бертон. Оливер Голдсмит. Джонатан Свифт. Коломна, 1996. С 73.
c Ср. у Донна в "Священных сонетах", V:

"Я микрокосм, искуснейший узор,
Где ангел слит с естественной природой,
Но обе части мраку грех запродал,
И обе стали смертными с тех пор..."
(пер. Д. Щедровицкого).
d Ср.: "Зараза, разлитая в воздухе, когда гаснет на небосводе пылавшая в ночи комета, ядовитые испарения, подымающиеся из земных низин, пагубные сочетания аспектов неблагоприятных планет, влажное марево, что встает над болотами и топями, едва пригреет солнце, жар. повисающий в воздухе, когда дневное светило печет слишком сильно ... - в первую очередь являются причиной наших телесных недугов, разрушающих организм, вследствие чего и сами наши души претерпевают ущерб" (Walkington Thomas. The optic Glass of Humors. London, 1607. sig. Civ).
e Ср. у Р. Бертона: "Любой человек величайший враг самому себе. Как часто мы стараемся погубить себя, злоупотребляя теми прекрасными дарами, которыми Господь одарил нас - здоровьем, богатством, силой, умом, ученостью, искусностью, памятью, используя их себе же на погибель... Мы вооружаемся, чтобы истребить самих себя, и используем разум, ухищрения, рассудительность, все, что должно помочь нам, в качестве разнообразного оружия для собственного истребления" (цит. по Ингер А.Г. Из истории английской литературы XVII-XVIII вв. Коломна, 1996. С. 75). Заметим, что меланхолия считалась высшим из четырех темпераментов. Так, Агриппа пишет, что "благодаря меланхолии... случается, что люди становятся поэтами. Помимо того
говорит, что все, кто отличается в науках, в большинстве своем являются меланхоликами. Говорят, что душу, побуждаемую меланхолическим соком, ничто не остановит и, порвав телесные узы и путы, она вся восхищена воображением и становится обиталищем также низших демонов, у которых зачастую учится искусству..." (Three Books of Occult Philosophy, written by Henry Cornelius Agrippa of Nettesheim. St. Paul, MN, 2000. Ch. LX. P 188). В таком контексте рассуждения Донна о болезни и ее связи с меланхолией, несомненно, соотносятся с его же "Парадоксами", где он говорит, что все сущее убивает себя, но благороднейшие создания поспешают к смерти быстрее других, ибо жаждут достичь совершенства, однако оно тут же оборачивается распадом и смертью (см.: Donne J. Paradoxes, I).
f Определение Бога как "шара, центр которого везде, а окружность нигде" наиболее известно благодаря Николаю Кузанскому, однако этот же образ можно встретить и у Генриха Сузо в "Житии", в анонимной немецкой "Песни о Троице", у Майстера Экхарта, со ссылкой на Гермеса Трисмегиста. Интереснее то, что именно Кузанец утверждает: бесконечная линия "была бы кругом, и она была бы шаром" ("Об ученом незнании". I, 15) - таким образом, и философ из Кузы, и Донн проводят совершенно сходное сближение прямой и окружности.


Michael Maier. Tripus aureus, 1618.
Михаэль Майер, Золотой треножник, 1618 г.


II. Actio laesa
Обездвиженность


далее: МЕДИТАЦИЯ II >>

Джон Донн. Обращения к господу
   МЕДИТАЦИЯ II
   МЕДИТАЦИЯ XV
   УВЕЩЕВАНИЕ XVII


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация